Как научить школьников не бояться математики

Опыт организаторов игровой онлайн-олимпиады для начальной школы

Как научить школьников не бояться математики

Яндекс в школе

Этой весной Яндекс.Учебник и Центр педагогического мастерства провели интерактивную онлайн-олимпиаду «Я люблю математику», в которой приняли участие около 500 тысяч человек. Цель олимпиады — показать, что решать математические задачи может каждый ребёнок. Руководитель направления Яндекс.Образование Илья Залесский рассказал, почему олимпиады — это не только для «одарённых детей», как перестать бояться математики в школе и какие задачи стоят перед современными преподавателями.

Олимпиада для всех

Создавая олимпиаду, мы хотели показать, что решать математические задачи может каждый ребёнок, что математика — это увлекательно и интересно. Яндекс запустил олимпиаду вместе с Центром педагогического мастерства Москвы. Олимпиада прошла при поддержке образовательного центра «Сириус», с которым Яндекс реализует много программ, а механика была сделана разработчиками обучающего приложения «Сказбука».  

Олимпиада проходила в два этапа: пробный, на котором дети могли познакомиться с форматом заданий, и основной. На основной тур выделялся час: за это время участники могли решить шесть интерактивных заданий.

Наша олимпиада — не про соревнование, а про популяризацию математики

На олимпиаду зарегистрировалось около полумиллиона учеников. Это чуть меньше 10% от всех детей, которые учатся в начальной школе в нашей стране. В продвижении очень помогли региональные министерства образования, которые рассылали письма в школы и предлагали школьникам принять участие в олимпиаде.

Но дело еще и в том, что математика очень важна для современной школы. И родителей, и учителей она волнует как минимум потому, что это предмет, по которому сдают экзамены. К тому же олимпиада — это возможность увлечь ребёнка, дать ему дополнительную игровую мотивацию.

В этих созвездиях Зебра зашифровала равенства. За золотыми звёздами она спрятала одинаковые числа. Расставь знаки так, чтобы второе равенство стало верным.
В этих созвездиях Зебра зашифровала равенства. За золотыми звёздами она спрятала одинаковые числа. Расставь знаки так, чтобы второе равенство стало верным.

На «Я люблю математику» не было конкурса как такового: детей не делили на «лучших» и «худших». Были участники, которые смогли решить все задания, и те, кому это пока не удалось. И тем и другим мы выдавали дипломы. Были мотивационные призы: Яндекс.Станции для школьников и Яндекс.Телефоны для учителей. Но даже это было лотереей, а не соревнованием: мы выбирали победителей среди тех, кто написал об олимпиаде в соцсетях.

Задачи как конструктор Лего

Идея заданий, за которые отвечал Центр педагогического мастерства, заключалась в том, чтобы они были посильны для любого ребёнка. А если они требовали каких-то дополнительных знаний, то мы публиковали обучающие материалы. Кроме того, мы запустили в Алисе навык для подготовки к олимпиаде — им воспользовалось 40 тысяч школьников.

Мы не пытались сделать задания, которые сможет решить десять человек на всю страну. Наша задача, наоборот, была в том, чтобы их мог решить обычный школьник — и чтобы ему было интересно это делать.

Если рассуждать в общем виде, то интересное задание — это когда ты его решил и подумал: «Ох, ничего себе!»

Кайф от того, что ты что-то решил, — это и есть тот самый движок, который делает математические задачи интересными. 

Это как собрать конструктор Лего или пазл. Собранный предмет обретает для тебя важность — хотя ничего особенного в нём на самом деле нет. И если бы ты посмотрел на пазл, собранный кем-то ещё, то вряд ли заметил бы эту красоту. Так и с математическими задачами.

Не все дети могут почувствовать такое в обычной жизни: у кого-то не получается, кто-то боится провала, того, что над ним будут смеяться. Здесь же, даже если у ребёнка с ходу не получилось, он может посмотреть разбор задач или дополнительные материалы — и разобраться.

Кроме содержания важен был интерфейс и обучающие механики: мы прорабатывали их со «Сказбукой». Когда у ребёнка перед глазами чистый лист, это не помогает ему решить задачу, а зачастую вгоняет его в ступор. Мы оформили олимпиаду так, что от школьников требуются конкретные игровые действия: что-то перетащить, подчеркнуть или выделить. Нам важно, чтобы ребёнок мог получить обратную связь, увидеть то, что не смог бы понять на бумаге: например, в задачах с развёртками фигур.

На рисунке изображена фигура, показанная с разных сторон. Математики называют её призмой. Призму разрезали и развернули, получив её развёрстку. Покажи, какую ещё развёрстку Зебра может получить из этой призмы.
На рисунке изображена фигура, показанная с разных сторон. Математики называют её призмой. Призму разрезали и развернули, получив её развёрстку. Покажи, какую ещё развёрстку Зебра может получить из этой призмы.

Материалы для детей должны быть красочными и красивыми: здесь не стоит гнаться за лаконичным функциональным дизайном. Школьникам нужна яркая подача информации — особенно важны персонажи, которые будут направлять их и проводить через игру.

О страхе перед математикой

Олимпиады помогают справиться со страхом перед математикой тем, кто остался на обочине в школе. Если в классе тридцать детей и пять-семь из них не успевают освоить основную программу, то учитель разве что будет подтягивать их до базового уровня. У него не будет ни времени, ни возможности показать им красивые и интересные задачи, которые могут их увлечь.

Репетиторы здесь тоже вряд ли помогут: родители обычно задаются целью подтянуть ребёнка по школьной программе и ожидают, что репетитор будет работать на эту цель.

Часто дети начинают бояться математики, потому что на них работает их репутация: «вначале ты работаешь на оценки, а потом они работают на тебя», только в другую сторону. Это не очень хорошо, но так устроена, пожалуй, вся жизнь — в школе, в институте, на работе. Репутация, которую человек формирует, потом играет либо на него, либо против него: её тяжело перебарывать. 

Поэтому приходится специально проектировать системы, чтобы дать человеку второй, третий шанс 

Или, наоборот, проверить, что он не забронзовел на пьедестале. 

В этом смысле олимпиада — возможность сказать себе: «Ну хорошо, у меня в первом классе было плохо с математикой. Во втором классе было плохо с математикой. Но вдруг у меня сейчас нормально с математикой? Вдруг я могу решать эти задачки?»

Кто-то знает, что математика — это не его, потому что он сам до этого дошел. А кто-то — потому что ему сказали родители или одноклассники. Но тут возникает много стереотипов и непонятно откуда взявшихся выводов, которые могут и не быть правдой.

Проблемы современного преподавания

Есть большая проблема с мотивацией школьников. Современные дети пользуются мобильными девайсами с раннего возраста, они привыкли к тому, что всё интерактивно, их внимание устроено иначе, чем раньше. И учителям зачастую не так легко управлять их концентрацией, мотивировать их, вовлекать в школьные занятия. 

Вторая сложность — квалификация учителей. Это проблема вечная и глобальная: нельзя сказать, что какая-то страна её однозначно решила. Но принято считать, что в России с этим особенно сложно, потому что средний возраст учителей высокий.

В Великобритании, например, всё наоборот, и это тоже плохо: преподаватели молодые, они не задерживаются в школе надолго и ищут другую работу. Есть опасение, что мы из текущей ситуации придём к этому, когда преподаватели старшего поколения уйдут на пенсию. Низкий средний возраст учителей — это тоже сложно. Если преподаватели часто сменяются, то их сложно обучать, а на подготовку уходит много денег и усилий.

Поменялось отношение родителей к школе. Долгое время у них не было особых пожеланий к обучению. Теперь учитель оказывается в ситуации, когда есть 30 родителей с разными подходами к образованию. Одному важны измеримые результаты ребёнка, другой считает, что главное — не убить в нём мотивацию учиться. Найти «золотую середину» в этой ситуации — это большое искусство. Это то, что легло на плечи учителя, и, пожалуй, это большая проблема.  

Про олимпиадное движение

В России хорошо развито соревновательное олимпиадное движение. Наша олимпиада — не про конкурс школьников между собой, а про их «соревнование» с задачами. Но это не значит, что олимпиад с девизом «быстрее-выше-сильнее» не должно быть.

Кристаллы разных цветов спрятаны в бочке, в ящике и в сундуке. Хозяин острова Попугай сказал, что в ящике лежит желтый кристалл. Известен, что зелёного кристалла нет ни в сундуке, ни в ящике, а попугай — обманщик. Помоги Зебре угадать, где какой кристалл лежит. Перетащит их в нужные места.
Кристаллы разных цветов спрятаны в бочке, в ящике и в сундуке. Хозяин острова Попугай сказал, что в ящике лежит желтый кристалл. Известен, что зелёного кристалла нет ни в сундуке, ни в ящике, а попугай — обманщик. Помоги Зебре угадать, где какой кристалл лежит. Перетащит их в нужные места.

Во-первых, есть соревнования, которые могут существенно изменить жизнь человека. Став победителем олимпиады, ты можешь поступить в университет или же тебя могут заметить и взять на работу. Это другие олимпиады с другой мотивацией участников — их сложно сравнивать с нашей. Во-вторых, есть люди, которые хотят и могут добиваться сверхвысоких результатов в какой-то области. Наверное, поощряя их, мы в том числе поощряем развитие этой сферы. 

Это как в спорте: есть спорт высоких достижений, а есть физкультура. Одно не отменяет другого. И для того, чтобы популяризировать физкультуру, используют профессиональный спорт: дети во дворе играют в футбол в том числе потому, что видят футбольные матчи по телевизору. Здесь ровно та же история.  

Больше по теме